Лоренцо Гиберти

Страница 4

Флоренция снискала так много восхвалений за превосходные произведения этого гениального художника, что консулы купеческого цеха решили заказать ему третьи двери для церкви Сан Джованни, также бронзовые. И так как он при изготовлении первых отлитых им дверей следовал такому же стилю, который окружает сюжетные рельефы, и в бордюре, который представляет обрамление всей двери, подобно тому как это было у Андреа Пизано, и так как консулы видели, какие за это время сделал Лоренцо успехи, решили они снять центральные двери, сделанные Андреа, и повесить их с той стороны, которая напротив госпиталя, а на их место повесить новые, которые должен был отлить Лоренцо. Они были уверены, что Лоренцо сделает все, что в его силах, чтобы создать лучшее, на что было способно его искусство. Они предоставили ему полную свободу. При этом ему было указано не думать ни о сроке, ни о расходах.

Лоренцо приступил к этой работе, вложив в нее весь огромный опыт, которым владел. Он разделил двери на десять полей, по пять на каждой половине. По бокам этих полей расположены ниши, в этой части вертикальные, числом двадцать. В каждой из них помещается высокорельефная статуэтка. Например: Самсон, нагой, охвативший колонну, с ослиной челюстью в руке; или еще Иисус Навин, представленный говорящим, словно он обращается с речью к войс­ку; кроме того, множество пророков и сивилл, все задрапированные по-разному, со складками одежды, ниспадающей со спины, с головными уборами, прическами и другими украшениями. Кроме этих еще двенадцать фигур лежат в нишах, расположенных среди поперечных орнаментов выше и ниже сюжетных панно. По углам панно Лоренцо поместил в кругах головы женщин, юношей и стариков. Между ними в середине дверей, у своего имени, вырезанного на них, он сделал голову Бартолуччо, своего отца,—это старик, а рядом более молодой—сам Лоренцо, его сын. И сверх всего этого - гирлянды, ветви и другой орнамент.

Сюжеты рельефов заимствованы из Ветхого завета. Первый изображает сотворение Адама и Евы. В том же панно он поместил и эпизод со вкушением яблока и сцену изгнания из рая. Позы в каждом из этих моментов вполне отвечают сначала сознанию греха, ибо Адам и Ева ощущают свой позор и закрываются руками, а потом раскаянию, когда ангел заставляет их удалиться из рая. На втором поле Адам и Ева представлены вместе с Каином и Авелем, детьми, родившимися у них. Там же изображено, как Авель приносит в жертву свои лучшие плоды, а Каин—те, что похуже, как это порождает в Каине зависть к ближнему, а в Авеле—любовь к Богу. Особенно хорошо удалась сцена, где Каин пашет землю на паре волов. Усилия животных в ярме, которые тянут плуг, кажутся естественными и живыми, так же, как фигура Авеля, который смотрит на волов и которого убивает Каин. Поза последнего, когда он дубиной поражает брата, полна стремительности и свирепства. На заднем плане низким рельефом изображен Бог, который спрашивает у Каина, что он сделал со своим братом. Таким образом, в одной рамке даны четыре сцены. В Третьем поле Лоренцо вылепил Ноя в момент, когда он выходит из ковчега. С ним его жена с сыновьями, дочерьми и невестками, а также все животные, как пернатые, так и четвероногие. Ковчег открыт, а в перспективе очень низким рельефом—тела утонувших. Фигу­ры Ноя и членов его семьи необыкновенно живы и полны движения. В сцене жертвоприношения видна радуга, знак мира между Богом и Ноем. В четвертом рельефе Лоренцо решил изобразить появление трех ангелов в Мамврийской долине. Они очень похожи друг на друга, и святой старец поклоняется им движениями рук и головы, очень убедительными и живы­ми. Прекрасно сделаны слуги, которые вместе с осликом ждут у подножия горы, куда Авраам отправился, чтобы принести в жертву сына. Мальчик уже находится на алтаре, Авраам занес нож, чтобы исполнить повеление свыше, но остановлен ангелом, который одной рукою удерживает его, а другой показывает, где нахо­дится жертвенный овен, и спасает от смерти Исаака. Лоренцо превзошел сам себя, когда в следующем рельефе ему пришлось преодолевать трудности в изображении зданий. Здесь он представил, как у Исаака родились Иаков и Исав, как Исав отправляется на охоту, подчиняясь воле отца, как Иаков, наученный Ревеккою, подает жареного козленка, окутавшись его шкурою, а Иса­ак, пославший за ним, дает ему свое благословение. В этом рельефе очень хороши и естественны собаки, а фигуры Иакова, Исаака и Ревекки производят такое же впечатление, какое они производили сами, когда были живы. Воодушевленный тем, что непрерывное изучение делало ему все более легким его искусство, Лоренцо стал пробовать силы на более трудных вещах. Поэтому на шестом рельефе он изобразил, как братья сажают Иосифа в водоем, как продают его торговцам, как последние дарят его фараону, которому он истолковывает сон о голоде и советует сделать запасы для борьбы с ним, и как за это он осыпан почестями со стороны фараона. Там же представлено, как Иаков посылает сыновей за хлебом в Египет, как Иосиф узнает их и отправляет к отцу. В этом рельефе Лоренцо изобразил круглый храм, взятый в очень трудной перспективе. Внутри его—фигуры людей в разных позах, грузящих зерно и муку, а также необыкновенно сделанные ослы. И на том же рельефе—пир, устроенный Иосифом братьям, и скрытие кубка в мешке Вениамина, и обнаружение его, и то, как Иосиф узнает братьев и обнимает их. Этот рельеф по количеству и разнооб­разию сцен считается между всеми наиболее удачным, наиболее трудным и наи­более прекрасным.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6 
Скачать реферат Скачать реферат


Реклама

Разделы сайта

Последние рефераты