Шпаргалки по философии

Страница 47

Кроме того, любая теория при желании может быть выражена не только в аналитических или синтетических предложениях науки, но и в предложениях философии. А в этом случае эксперимент всё равно подтвердит теорию и, следовательно, философские предложения также проверяются экспериментом и нисколько не менее научны, чем предложения науки.

3. В отношении необходимости верификации, как проверки истинностифактом эксперимента, можно спросить – а вдруг что-то нельзя проверить фактами?

Например, как проверить фактами сам принцип верификации? Этот принцип – полная абстракция, поскольку его содержание сводится к девизу «Всё проверяй фактами», где каждый элемент предельно абстрактен: «всё» – как абстрактное наименование некоего абстрактного научного утверждения; «факты» – как абстрактное наименование абстрактного научного опыта; и «проверяй» – как абстрактный термин, относящийся к любому из конкретных научных экспериментов.

Таким образом, сам принцип верификации разрушается уже на этапе верификации самого себя. Если он не может проверить самого себя, то, как он может проверять истинность научных утверждений?

И что же делать? Сам процесс научного доказательства требует, чтобы этот главный принцип подтверждения истины экспериментом оставался, и его, таким образом, следует оставить, как необходимый. Но при этом следует согласиться и с тем, что этот принцип верификации – есть не что иное, как типичный философский принцип, ибо только философские принципы обладают абстрактным, но универсально применимым содержанием.

Следовательно, без философии научное познание невозможно уже в самой своей основе, даже на стадии формулирования своих задач, и отрицание философии, сведение ее к математической логике или вообще к бессмыслице, есть главная ошибка базовой позиции неопозитивизма, и, как следствие, полный кризис самого неопозитивизма.

4. Что же касается физикализма, то его практически никому не удалось реализоватьза пределами самой физики, потому что биологические свойства организмов, например, или социальные обстоятельства общества, или экономические законы финансового обращения, или археологические данные и т.д. не содержатся в свойствах элементарных частиц и не могут в принципе выражаться физическими категориями.

Этот факт следует признать либо следствием его необъяснимости вообще, либо следствием недостаточного развития научного знания. Но, так или иначе, универсальный язык науки, как язык, сводимый к терминам и понятиям науки физики, невозможен и, следовательно, цель неопозитивизма ошибочна.

Данная критика неопозитивизма и, в частности, реабилитация философии, произошла в рамках постпозитивизма второй половины ХХ века, который сменил неопозитивизм. Постпозитивисты (Поппер, Лакатос, Фейерабенд, Кун) также решали проблему научного знания, но не отказывались от методов философии, благодаря чему во многом сформировали современную философию науки:

1. Если неопозитивисты считали, что человек способен на истинное и окончательное научное знание, и для этого ему следует только дать правильный инструмент, то постпозитивисты принципиально считают, что подобный инструмент невозможен, так как человек – существо ошибающееся (фаллибилизм).

Это означает, что ясное и окончательное научное знание не может быть достигнуто: любая теория, правильная сегодня, неминуемо сменится другой, которая станет правильной, вместо этой.

В истории науки это выглядит как коренное преобразование научного знания, как научная революция.

2. Научные революции в науке являются прогрессивным явлением (Кун), они являются свидетельством роста научного знания и следует заниматься даже не столько методологией анализа научных знаний, сколько методологией их роста (Поппер).

Здесь следует учитывать, что задаются научные знания всегда именно философией (Поппер). Так было в случае атомизма Демокрита, предположений Галилея об однородности пространства, рассуждений Ньютона о силах, умозрений Фарадея о полях и т.д.

Таким образом, философия формирует ориентиры решения научных проблем,но не больше, поскольку её содержание слишком универсально и метафизично, оторвано от конкретики и не предназначено для исследования отдельного объекта.

3. Таким образом, возникают ситуации, когда философия должна переходить в науку, и здесь всегда возникает опасность, что та или иная теория, возникшая под влиянием философской идеи, окажется не научной, а догматической. Поэтому необходимо разработать метод разделения догматического и научного знания.

В качестве такого метода предлагается принцип фальсификации (Поппер), в котором принадлежность утверждений к научному знанию подтверждается только тогда, когда эти утверждения можно опровергнуть каким-либо постижимым опытом.

Если какое-либо утверждение невозможно опровергнуть опытом какого-либо рода, то оно не научно и является всего лишь умозрительной спекуляцией.

Этим способом отделяется наука от не науки, а вот правильность утверждений самой науки нельзя проверить на окончательность ничем, даже опытом, поскольку глобальный опыт истории науки свидетельствует о том, чтолюбая теория рано или поздно опровергается.

4. Но до того времени, как господствующая теория начнет опровергаться, она обрастет целым семейством теорий, которые, исходя из неё концептуально, составят некую научно-исследовательскую программу узко заданного направления (Лакатос).

Эти узкие рамки развития науки будут определяться положениями, исходящими из базовой теории и превратятся в научную традицию, а вся логика научной мысли будет обретать только в пределах допустимого из базовой теории. Возникнет неукоснительный шаблон роста научного знания, так называемая парадигма (Кун), которая будет определять характер всех будущих научных концепций до тех пор, пока парадигма не будет разрушена очередной научной революцией.

5. Поэтому, изначально осознавая ошибочность любой научной парадигмы в свете роста научного знания, следует делать всё, чтобы обеспечивать этот рост, а не стоять на месте в рамках действующей парадигмы.

Для этого необходимо отказаться, прежде всего, вообще от какого-либо метода выдвижения научных теорий, и действовать по принципу «сгодится всё», исключив для этого идеологический тоталитаризм авторитетов, отстаивающих старое и поддерживать всё новое, каким бы странным оно не показалось (Фейерабенд).

Этот процесс обязательно будет сопровождаться дискуссиями, которые будут перерастать в критику существующего знания, что следует всемерно поддерживать, исходя из девиза «Критикуй, а то проиграешь» (Поппер), поскольку это единственный практический путь роста научного знания.

6. Но при дискуссиях и во время критики научного знания следует всегда иметь в виду, что любая парадигма является двухкомпонентной и состоит из своего «твердого ядра» и «защитного пояса» (Лакатос).

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
 31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45 
 46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60 
 61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75 
 76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90 
 91  92  93  94  95  96  97  98  99  100 
Скачать реферат Скачать реферат


Реклама

Разделы сайта

Последние рефераты