Этический аспект смерти

Страница 2

Великий русский философ Владимир Соловьев в своей работе "Оправдание добра" утверждал именно это: фундамент человеческой нравственности составляют чувства стыда, жалости, сострадания. Почему он выделяет именно эти чувства в качестве специфически человеческих? Именно потому, что наличие только этих чувств - только этих, а не каких либо других - присуще только человеку и почти не встречаются у других представителей живых существ, и потому еще, что наличие этих чувств по-настоящему гарантирует нравственное поведение человека по отношению к другим людям. Человек, в котором развиты жалость и милосердие, никогда не станет ни убийцей, ни вором, и не совершит многих других безнравственных поступков.

Первая и главная заповедь морали - "не убий" - представляет собой не что иное, как табу смерти. Этот запрет самого страшного, что может произойти с человеком, самого худшего, что может сделать один человек по отношению к другому. Не случайно, что это наиболее древняя моральная заповедь. Если бы человечество не выработало ее на достаточно ранних стадиях своего существования, оно просто не выжило, не победило бы в борьбе за существование. Эта моральная заповедь послужила основой и первых юридических законов. Право на жизнь, суровое наказание, назначаемое нарушившим это право, составило главный интерес и цель всякого цивилизованного законодательства, намного опередившее право на собственность и ее охрану, например, и многие другие права человека. В этом смысле, смерть и борьба против нее в различных ее проявлениях оказываются первоначалом и источником не только морали, но и права тоже.

Вторая часть нравственности - позитивная, конструктивная - в отличие от первой - запретительной, табуизированной - вытекающая из первой, из наличия факта смерти и необходимости для человечества выработать совместные формы и нормы, защищающие от смерти, предохраняющие, насколько это возможно, от нее, но тем самым все-таки генетически связанные с ней - составляет всю деятельную, конструктивную часть нравственности, как бы практически разъясняющую каждому человеку, как он должен себя вести, чтобы реализовать свои чувства жалости и сострадания в виде конкретных дел и поступков. Это такие важнейшие нравственные нормы, которые определяют сферу должного: трудиться, выполнять свои обязанности, заботиться о других, помогать, соподчинять свои потребности и интересы с потребностями и интересами других, не быть себялюбцем и эгоистом, относиться к другому человеку как к самому себе, и, наконец, любить ближнего (и дальнего). Все эти нормы возникли и родились как бы "перед лицом смерти", "в виду ее", "памятуя о ней". Ей мы ими и обязаны.

В этом смысле, как бы подытоживая сказанное, можно сделать вывод: нравственность обязана своим происхождением смерти, ею она порождается. Вся нравственность есть не что иное, как средство борьбы со смертью. Нравственные нормы возникли в процессе борьбы против энтропии смерти, все они способствуют выживанию, суть коллективные средства, которые человечество противопоставляет смерти, как лекарство против болезни. Если бы человечество не выработало бы этой глубоко духовной, внутриличностной формы защиты себя от смерти, оно либо просто перестало бы существовать, либо, подобно животному и растительному миру, не выработало бы той духовной культуры, которая обеспечила человеку уникальное место во вселенной.

Но кому-нибудь уже могло показаться, что мы излишне акцентируем роль и значение смерти в культуре, искусстве, философии и нравственности. Для того, чтобы нас нельзя было заподозрить в некой "танатофилии", "хронодицее" или, хуже того, в некрофилии, покажем теперь, какое практическое значение имеют все наши вышеизложенные соображения. Речь пойдет о сложных в теоретическом, и тем более практическом отношении проблемах, возникших в русле современной биоэтики. И в первую очередь о проблемах эвтаназии и нового критерия смерти.

В современной биоэтике, которая возникла в последние десятилетия двадцатого века на Западе и буквально на наших глазах оформилась в качестве новой самостоятельной науки, проблема смерти активно и глубоко анализируется. Предметом теоретического анализа, предпринятого ради конкретных - медицинских целей, стали, например, следующие три вопроса, связанные с проблемой смерти: 1) эвтаназия - ее природа, ее этическая допустимость, различия между активной и пассивной эвтаназией, 2) критерий смерти - допустимость нового критерия смерти - смерти мозга - с моральной точки зрения, 3) аборт - оценка с этической точки зрения.

Остановимся подробнее только на одной из них - проблеме эвтаназии - поскольку проблема жизни и смерти стоит здесь особенно остро.

Эвтаназия (в переводе с греческого) - быстрая и легкая смерть. Напоминаем об этом еще раз только потому, что и на сегодняшней день, хотя уже появились первые публикации в отечественной литературе, ни в одном нашем словаре или пособии пока что нет этого понятия. Само слово, а тем более обозначаемые им действия, находились в нашей стране под запретом и составляли одну из множества тайн, в которые профессиональная медицина старалась не посвящать посторонних. И которая, наверное, так и осталась бы тайной, если бы не биоэтика. Именно благодаря биоэтике эта, и многие другие этические проблемы были извлечены из-под покрова медицинской тайны на яркий свет общественных дискуссий, стали предметом острого общественного интереса. Кстати, до сих пор иногда высказывается сомнение, стоило ли извлекать на свет многие из этих тщательно скрываемых от непосвященных медицинских профессиональных проблем. Ведь многое из того, к чему медики выработали давно уже необходимое профессиональное хладнокровие, кажется слабонервной публике чудовищным и возмутительным. Не лучше ли было оставить кесарю кесарево и предоставить врачам самим решать их проблемы?

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Скачать реферат Скачать реферат


Реклама

Разделы сайта

Последние рефераты