Тверь

Страница 6

Если бы Ладожане сами звали его к себе, то Ярославу не зачем было бы бежать из Твери и в летописях не встретилось бы такое выражение. Тверской князь бежал в Ладогу, вперёд не зная как его там примут, тем более, что в Новгороде тогда княжил Василий сын Александра Невского. Но в Новгороде тогда уже были не довольны Василием Александровичем, а потому ладожане приняли бежавшего князя Ярослава во Псков, а потом в самый Новгород, изгнавши Василия. Да по всей вероятности целью его окончательного бегства была не Ладога, а Швеция: Ярослав мог знать о ласковом приёме своего брата Андрея в Швеции и решился сам уйти туда же через Ладогу и Финляндию. Вместе с Ярославом уехали и его бояре (подобно тому, как бояре Андреевы уехали с Андреем). Бегство бояр вместе с князем показывает, что бояре, одинаково с князем, боялись каких-либо насильственных поступков со стороны Александра; вместе с тем это бегство бояр намекает на то, что все прежние действия Ярослава, -- его союз с Андреем и Даниилом, его восстание против Александра и враждебное отношение к татарам, -- не были результатом только личной воли самого Ярослава, но зависели также и от бояр: Тверской князь и его бояре заодно, и вот теперь, при неблагоприятном повороте обстоятельств, бояре бегут вместе с князем. Если бы тверские бояре не принимали деятельного участия в политике своего князя, то конечно они не бегали бы по другим землям, а ушли бы на службу к тому князю, который тогда одержал верх, то есть к Александру, что им было бы выгоднее.

Тверской князь однако не долго пробыл в Ладоге. В Новгороде не все тогда были довольны Василием Александровичем, сыном Невского. Новгородцы разделились на две партии: сторону больших и сторону меньших. Большие, как видно, были за князя Василия, а меньшие против него. Меньшие хотели избавиться от Василия, а вместе с тем и от отца его Александра, будучи недовольны ими, конечно, по той же причине, по которой и в прежние годы Новгородцы жаловались на Александра, то есть по причине его самовластия. Меньшие хотели воспользоваться случаем и призвать в Новгороде на княжение Ярослава, рассчитывая разумеется на то, что он не будет поступать так, как поступали Василий и его отец. Меньшие в то время одержали верх, и на первый раз высказали своё нерасположение в Василию тем, что перевели Ярослава из Ладоги во Псков, а в след за тем и в самый Новгород, выгнавши князя Василия в 1255 году. Однако призыв нового князя не примирил партий, а напротив меньшие ещё сильнее разошлись с большими, которым хотелось ввести князя на своей воле. Между тем Александр шёл к Новгороду с сыном своим Василием и с двоюродным братом Дмитрием Святославичем; к ним присоединились и жители Торжка, сильного новгородского пригорода. Таким образом, Ярослав был в весьма затруднительном положении: он видел, что в Новгороде борьба партий, что он может рассчитывать только на сторону меньших; знал, что к Новгороду идёт Александр с войском, которое он мог, в случае надобности увеличить татарами. Бороться с Александром тогда было невозможно, и Тверской князь бежал – но куда, неизвестно. Новгородцы же примерились с Александром и даже в угоду ему сменили посадника Ананию, предводителя стороны меньших, и сделали посадником Михаила Степановича, сторонника больших. Наверно неизвестно, когда Ярослав вернулся в Тверь – в 1255 году или в 1258 году. Можно предположить, что он вернулся в Тверь в 1255 году, потому что в этом же году вернулся и Андрей Ярославич из Швеции. Между тем при новом хане, Берге или Берке, брат Батыя, происходила в 1257 году перепись жителям России. Приехали численники из татар, и изочли всю землю Суздальскую и Рязанскую, и Муромскую, и поставили десятников, и сотников, и тысящников, и темников «точию не чтоша архимаритов, и игуменов, и попов, и дьяконов, и крылошан, и всего причёта церковного, кто зрит на Господа Бога и Пречистую Богородицу, и водворяется в дому Господни, и служит Божиим церквам». Только после этой переписи, поехал в 1258 году князь Ярослав в орду, где он до сих пор не бывал. Поехал он в орду вместе со своими братьями, Александром и Андреем, и с двоюродным племянником князем Борисом Ростовским. В орде Тверской князь был принят хорошо, отпущен «со многою честию на Русь» и вернулся в свою отчину Тверь. Только теперь смерился князь Тверской перед ханом и примирился с татарами. Вероятно, теперь же Ярослав вывез из ордынского плена и своих детей. Татары после второй переписи при хане Берке, как видно, стали сильнее угнетать русских чем прежде. Было большое насилие от татар, говорит летописец; им помогали и некоторые русские: богатые откупали дани от татар и «корыстовахуся сами»; бедные должны были занимать деньги у богатых, чтобы выплатить дань; богачи брали большие проценты, которых бедные не в состоянии были выплатить и должны были за то работать на богатых, должно быть шли в кабалу. Особенно своими притеснениями в то время отличался в Ярославе какой-то отступник Изосим, бывший чернец, который в угоду татарскому баскаку оставил христианство. Народ был выведен из терпения и не хотел более сносить произвола грабителей: в 1262 году он восстал и татарских сборщиков дани – одних выгнал, а других убил, при чём погиб и отступник Изосим. При этом погроме некоторые из татар приняли крещение. В одних летописях сказано, что такое восстание случилось в Ростовской земле и татары были выгнаны из Ростова, Владимира, Суздаля, Переяславля и Ярославля; но есть также известие, что татарские сборщики дани были выгнаны изо всех городов. Нельзя думать, чтобы положение Твери относительно платежа дани было выгоднее положения городов в других княжествах, а потому по всей вероятности и в Тверской земле с притеснениями было поступлено также, как и в других местах.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Скачать реферат Скачать реферат


Реклама

Разделы сайта

Последние рефераты